На этом ролике представлены кинокадры Парагвайской жизни снятые в 20х-30х годах прошлого века!

ПИСЬМА РУССКИХ ЭМИГРАНТОВ-КОЛОНИСТОВ ИЗ ПАРАГВАЯ. 1934-1935гг.

Автор: Yustas.

№1
/1934 г./

[...] Живем в индийских хижинах. Она большая: три помещения, 2 закрытых и 1 открытое. В закрытых помещениях кругом щели, но иначе здесь не требуется, т.к., хоть сейчас и зима, но погода стоит очень теплая, даже жарко днем, ночью — же холодно, но хоть я сплю, укрываясь только своим пальто, а сильно не мерзну. Кроме жилой хижины есть еще 2 строения; могут служить и курятником, и складом для продуктов. Перед домиком разбит маленький сад, где преимущественно растут розы. Он теперь в полном цвету...

Будущий наш дом мы собираемся строить по европейскому образцу. Весь участок обнесен колючей проволокой в три ряда. Вокруг много очень апельсинов, мандаринов, миндаля, банановых пальм. Растут и еще какие-то очень сладкие фрукты, названия которым я еще не знаю Кроме того, почти весь участок засеян: растут «патата» (род картофеля), «мандиока» (хлебное дерево), лук, чеснок, тыквы, но все в таком состоянии, что нужно работать и работать. Растет и хлопок, но старый хозяин (парагваец) собирал только верхушки кустов, низ же стал засыпать, все было заглушено сорной травой. Мы сразу начали чистить хлопок и подрезать его, не зная, принесет ли это пользу или вред. Но работа наша не пропала, т.к. засохшие пучки ваты распустились и вновь зацвели цветы! Мы надеемся сделать недурной сбор хлопка. Он здесь очень дорого продается (конечно, по-здешнему), и, вероятно, сразу окупит часть денег, затраченную на покупку участка. Словом, у нас у всех затеплилась надежда, что дела наши поправятся и мы будем жить хорошо.

...Что нас здесь встретило? Полная неприготовленность к нашему приезду, даже растерянность. После нескольких дней нудного пребывания в городе, в казармах, нас перевезли на быках в лестную местность за 12 километров от города. Лес здесь настоящий; тянется на огромные пространства, наполнен всяким зверьем: дикими свиньями, пантерами, броненосцами, обезьянами, различными птицами. Свиньи ходят стадами, и охотятся на них с собаками, загоняя в дупло какого-нибудь дерева, где и бьют их из револьвера... Оружие здесь довольно дорого... Обезьяны просто приходят во двор, где есть апельсины и лакомятся... Среди леса встречаются большие поляны, на которых, главным образом, и селятся иммигранты. На ней уже есть ряд домиков в малороссийском духе, на расстоянии одного или двух километров друг от друга... Кругом торчат пни от срубленного леса, и сеют здесь среди пней, но этого вполне достаточно, т.к. земля родит очень хорошо. Пока жизнь протекает на дворе среди леса, у костра, где готовим себе пищу. Нам выдается паек в размере солдатского: мяса очень много, кукуруза, рис. Питаемся может быть не вкусно, но хорошо... Нам предложили занимать участки, кто где хочет... Первыми заняли участки казаки. Большинство из них имеют большие деньги. Они сразу начали покупать себе инструменты и скот.

Сегодня я взял кое-какие инструменты у соседа и начал работу по вырубке на своем участке. Очень, очень трудно! Работал до вечера и очистил площадь в 30 квадратных метров; в будущем будет, вероятно, больше, потому что сейчас неопытен и отвык от работы. Работал один, потому что мои компаньоны готовят обед для всей нашей группы, сегодня их очередь. Они решили купить недорогой участок в 7 километрах от города, и хоть там всего 5 гектаров, но это количество им четверым даст вполне сытую жизнь, а богатеть от земли они не думают: намерены заниматься промышленностью...

20-го и 21-го были мы вызваны на общественные роботы: строить барак для вновь прибывающей партии, которая выехала из Парижа. Проработали 2 дня и кончили все, кроме крыши, которую будут крыть парагвайцы. Следующей группе будет, безусловно, легче, чем нам... Одно нас раздражает — это хождение за продуктами: от общей станицы мы за 12 километров, а через день нужно получать мясо, и через каждые 15 дней сухие продукты, но и эта неприятность скоро кончится, т.к. скоро купим лошадь, корову, свинью и 20 кур. Главным образом мы хотим заниматься хлопководством и куроводством, а также и земляникой, которая здесь имеет большой сбыт и очень выгодна... Парагвайцы и индейцы охотно продают свои участки очень дешево, они не любят долго сидеть на одном месте, а идут в леса, снова рубят и сеют между пней. Делают они это потому, что после срубки леса земля не требует, чтобы пахали, а родит все, что угодно, не требуя никакого ухода, ни вспашки. Но у нас уже есть плуги и мы готовимся пахать землю, и прочно засесть на одном месте, чтобы подготовить гнезда, уют и покой для оставшихся в Европе.

Первым делом мы садим огород. Посадили уже 1000 кустов клубники, капусту, редиску, морковь, щавель, укроп, томаты и много еще кое-чего посадили, обеспечив таким образом свое питание. Словом, я живу довольно сносно: есть кров, и не боюсь, что останусь голодным... Другие находятся в довольно тяжелом положении, но с Божьей помощью и у них будет хорошее хозяйство, т.к. земля здесь очень хорошая и родит все, что угодно. У нас же и живности уже достаточно. Есть лошадь, которую зовут «Васькой» и свинья «Машка».

Парагвай. Париж. 1934. 16 августа .


№2
/1934 г./

Здравствуйте дорогие Виня, Лиза, Вова!

Простите за долгое молчание. Не было времени написать и не знали, что вам писать, и сейчас не все напишу, нет времени. Как раз попали в такое время, что приходится садить и наводить порядок в доме. Первое, доехали благополучно. Ехали 34 дня. Приехали на место. Нам не дали ничего, в общем ни мертвого, ни живого инвентаря, а завели и сказали: «Рубите и стройте себе дома». Ни топора, ни пилы, ну, словом, хоть зубами грызи лес. А лес такой, что ни проехать, ни пройти. 2 недели мы пробыли там. С кармана идет. Мы тогда с Сидором ноги на плечи и пошли на розыски. Нашли такого, что продает землю. Спросили. Недорого. Мы взяли и купили себе землю с Сидором пополам. Отдали мы за все 11 тысяч франков. Хозяйство такое: 14 гектаров земли. 8 чистой и 6 гектаров под лесом. Гектар состоит из 1000 квадратных метров. Дом немного больше, чем у деда Ивана, сарай полный кукурузы, курник и 90'штук курей старых, и 97 цыплят, и 16 кур сидят на яйцах, пара индюков, 3 шавкунов, сарай и баз для свиней, 11 штук свиней, пара лошадей очень хороших, 3 коровы, 2 телка, 2 собаки, 3 кошки, 2 улья пчел, 1 плуг, корней 60-ти банан, 40 корней персиков, 12 корней апельсин и корней 4 инжиру. Вот это — наше все хозяйство, за которое мы отдали 11 тысяч франков. Сейчас наняли подрядчика, который будет строить нам другой дом. Когда выстроим дом, тогда будем с Сидором делиться. Здоровье слава Богу. Вера начала поправляться. Не стонет так, как в Париже. Желудок работает хорошо. Начала полнеть, а на Сидора и Катю говорят, что худеют. Ну, словом, жить можно, работаем десять раз больше, чем в Париже. Климат покудова очень хороший. Не знаю, как дальше будет. Говорят соседи, что и летом можно целый день работать. Это перед дождем очень душно. Ну, словом, страшного ничего нет. Жить можно.

Вера довольна, только говорит: «Скучно, если хотя бы одна сестра была около меня, тогда не надо ничего. Ну, словом, я очень довольна, что вырвалась из Франции. Теперь только во сне вижу завод Рено и каждое утро пугаюсь, что надо идти на работу, и каждое утро загадываю и вспоминаю деда Ивана, как он, бедный, идет на завод». Опять же у нас слышно, что во Франции пахнет революцией, то для вас еще хуже. Вера каждый день вспоминает, как там бедная Лиза. Не дай бог революция, то они там пропали. Если это правда, то очень советую ехать сюда. Если возможно продать дом и выехать. Если, дорогой Ваня, ты продашь свою землю и дом за 25 тысяч или за 20 тысяч, то ты здесь будешь хозяином и не будешь клятый и мятый, как во Франции. Здесь никаких налогов нет, ни карт д-идантитэ'. Со мною не пропадешь. Поскольку сил у меня хватит, постольку и помогу тебе. Особенно советую деду Ивану ехать сюда — он любит в хозяйстве копаться и ему там делать нечего. Во Франции эту мандеку и кукурузный хлеб, то я бы ,его ни за что не кушал, а здесь идет все. Яйца кушаю, как картофель. Ну, словом, кушать есть что. Курей, свиней, я убил дикую козу, купил себе ружье за 200 франков. Словом, если охота есть ехать сюда, то пишите, буду подыскивать землю. Если там плохо жить, то советую ехать сюда. Без денег не советую никому ехать сюда. У кого есть 8 — 10 тыс. франков. Лошадь — 100 франков, пара быков — 150 фр., курица — 1 фр., утка — ,' фр. 50 с., гусь — 5 фр., свинья — 60 фр., 1 гектар земли — 200 фр. в собственности. Ну, словом, за 10 тысяч франков будешь хозяином, Кто будет ехать сюда, советую брать все барахло, которое есть. Можно провести все, ничего, не запрещают. Деньги пускай сюда везут. Здесь заменят лучше.

Ну, пока, всего много лучшего. Целую вас, Ваня, Лиза, Вова крепко. Шлю привет Ивану, Марии, Мане и прошу Ивана передать привет Илье, Иде и их детям.. Ну, пока, до свиданья. Задавайте вопросы, буду отвечать.

' Карт д-идантитэ (франц.) — удостоверение личности.

Парагвай.,Париж. 1934, 16 октября .