На этом ролике представлены кинокадры Парагвайской жизни снятые в 20х-30х годах прошлого века!

ПИСЬМА РУССКИХ ЭМИГРАНТОВ-КОЛОНИСТОВ ИЗ ПАРАГВАЯ. 1934-1935гг. - 1

Автор: Yustas.



№3
/1934 г/

 

Дорогой Иван Данилович!

Привет тебе из Парагвая.
Прежде всего, климат — очень хороший и, главное, здоровый: болезней нет. Я себя чувствую тоже здоровым. Боюсь что-нибудь советовать. Лучше опишу, как здесь живут и устраиваются наши, например, волынцы (я в волынской колонии), и как устроился я сам. Кто землероб и кто имеет 4000 или 5000 франков, устраиваются очень хорошо. Землю дают — лес. Лес дают вырубить и платят по 50 аргентинских песо — 400 фр. Таким образом, вырубить 2 гектара леса вам стоит около 800 фр. И за 500 и 600 фр. вам построят домик. 100 — 130 фр. — лошадь, а также корова. Между пней, которые выгорят, сеют кукурузу и мандиоку. Пни здесь гниют действительно очень быстро. 12 яиц я продаю за 11 песо = 1 фр. Но все, что идет из заграницы, стоит очень дорого. Например, я купил лопату за 200 песо. Выходит так, что 2 лопаты стоят одну лошадь. 1 фр. = 10 песо парагвайских, 1 песо аргентинский = 50 песо парагвайских.

В Энкарнасьоне держит лавочку и постоялый двор небезызвестный Лисенко. И многие казаки из его группы поустраивались поблизости на землях. Эти люди прошли пешком Перу, Боливию, Бразилию, Аргентину. И все они заявляют, что нигде нет лучше для бедного человека, желающего сесть на землю, как Парагвай. Может быть, Вы уже имеете в Париже недобрые вести с Парагвая, я думаю, что это потому, что большинство ехало в Парагвай, как к отцу родному: там нам все дадут. А если ехать и не надеяться так много на то, что все дадут, а иметь немного своих денег или силу воли, здоровье и силу, то устроиться можно — с голоду здесь еще никто не помирает.

А вот что сделал я! Как ты знаешь, сам на свою силу и здоровье я много не надеюсь. Больше на деньги. Но продукты земли стоят очень дешево. Денег собрать трудно, да к тому же местные парагвайцы или не любят, или не умеют вести доходное хозяйство. Вот почему здесь очень легко и дешево можно купить уже готовую усадьбу. Новоприбывшему трудно устраиваться в незнакомой стране. А парагваец, продавши вам свою усадьбу, получит такие деньги, что ему во сне не снились. Вы уже на всем готовом прямо сеять можете. А парагваец отойдет немного в сторонку, найдет не занятое место, да и начнет рубить снова. Они к этому привычны. Полукочевой народ. 21.6.1934 года я купил себе 3 гектара 600 метров земли. Половина уже леса срублена, очищена и между пней и бревен засажены кукуруза и мандиоки (местный картофель). Дом в 2 комнаты (дрянь, глиняный, я буду строить новый), 1 лошадь, 2 коровы молочные с телятами, 2 больших свиньи (скоро резать), 2 свиньи поросные матки (скоро опоросятся) и 2 маленьких свинки — итого 6 свиней. И кур трудно сосчитать, но 50, наверное, есть. Все это отгорожено колючей проволокой. За все это я заплатил 2400 фр. И все ругают: «Ты дурак, можно купить дешевле».

Первое время я чуть с ума не сошел от скуки. По вечерам страшно. Один в хатке, а кругом лес. Думал, не выдержу. Хотел бежать. Да куда бежать-то? А теперь ничего, пообвыкся. Сижу, с правой руки электрический фонарик наготове, с левой руки двухстволка заряженная стоит и топор. Ружье по случаю купил — новое за 200 фр. Говорят, что здесь очень спокойно — ни грабежей, ни краж не бывает. Парагвайцы вежливые и хорошие люди, но оружие имеют почти все. Вот и мне как-то спокойнее сидеть при оружии. При случае обязательно и револьвер куплю.

Свиней кормлю кукурузой и мандиокой. И кукуруза и мандиока всегда стоят свежие в поле. Когда нужно пошел и нарвал. Не надо заботиться собирать и хранить и возить, всегда в поле свежая. Лошади и коровы круглый год и круглые сутки ходят по воле на особых лугах. Из этого видно, что никаких опасных зверей здесь нет. Даже козы и овцы никогда домой не загоняются. Телят от дойных коров оставляют дома. Сутки корова бродит, один Бог знает где. А утром приходит к телку. Тут дают немного мандиоки (молока больше дает) и начинают доить. Когда доил я, то получал 1 литр молока. А теперь я дал свою корову соседу, русскому, семейному, так его жена 6 литров получает. 1 литр мне дает, а 5 литров за хлопоты берет. И я доволен. Очень трудно с коровой, и с кухней, и со свиньями, и с полем. А сам один и еще скоро другая корова отелится. Опять новые заботы будут. Но зато я ее сейчас никогда не вижу. Никогда дома не бывает. Здесь такой закон. Все поля должны быть огорожены, чтобы скот (кроме свиней) ходил по воле. У меня сосед тоже русский и холостой, уже 3 года живет. По делам в город, другой раз на сутки уезжает. Но ничего не пропадает. А теперь, конечно, как оба мы холостые, поддерживаем друг друга.

Утром чищу и варю мандиоку для себя и для собак. Имею 2. Дров много. Со светом накормлю свиней и кур кукурузой и мандиокой, затем иду в поле особой тяпкой вырубать бурьян, сорные травы и свежие мелкие кусты. Где только прошлый год лес вырубали, а теперь все заросло снова. Когда вырублю, то через месяц начну сеять. Потом еще нужно будет вырубать. Засеянное поле тоже проросло, а пахать нельзя. Еще 2— 3 года тяпкой рубить придется. Вот пока и вся моя работа. А без денег только с одной своей силой очень трудно. И лес руби, и засевай сразу, и хату строй, и почти все продукты покупать надо. А у меня есть почти все, кроме хлеба. Мне предстоит еще купить телегу — 300 фр., упряжь— 150 фр. и седло — 150 фр. (Все ездят верхом. От города 8 километров). Думаю еще построить новый дом с баней — 300 фр., купить кое-какие инструменты на 1000 фр., сделать 100 метров изгороди для кур. Уже нанял человека — 10 песо (1 фр.) от метра на моих харчах. А на каждые 2 метра нужно хороший столб поставить. Таким образом, мне 100 метров изгороди обойдется 100 фр. А мандиоку, если он кушает, разве мне жалко — у меня ее много.

Я боюсь что-нибудь советовать. Это опасно. Но про себя я думаю так. Если бы мне бесплатно предложили бы поехать во Францию и на работу обеспеченную, я бы отказался! Я здесь хозяин, а не раб. А если бы я как-нибудь попал бы во Францию, то как только заработал бы необходимые 5000 фр., немедленно вернулся бы.
Привет тебе и прочим.
М.Зайцев

Парагвай. Париж. 1934. 1 ноября.



№4

10 октября 1934 г.

Дорогой Коля!

Прости, что так долго не писал, но ты, вероятно, немного понимаешь жизнь начинающего фермера, у которого кроме рук и топора, при скудном знании дела, нет ничего. Я уже здесь кое-как обжился, уже выстроил дом — правда, временный, но такой, какого во всем Парагвае не найдешь, из тонких бревен, 8 с половиною на 4 с половиною метра. Здесь же строят дома плетеные и обмазывают глиной. Окон и дверей, правда, у меня еще нету, но они пока и не нужны, ибо тепло. Когда нарежу досок, тогда буду делать окна и двери. Вырубил уже часть леса, сжег и засеял 1000 кустов маньоки. Это — вроде нашей картошки, но растет большими корнями. Засеял кукурузы и фасоли. Есть небольшой огород, 4 курицы и две сидят на яйцах. Лошадь и корову куплю попозже, ибо сейчас нечем кормить. Леса здесь действительно «девственные», но очень однообразны и всегда зеленые. Есть много и зверья, но без собаки охотиться невозможно. За эти два месяца, ты скажешь, я сделал много, но я с отцом дроздовцем — некто Куликов. Сейчас начинаем городить наши главные участки, и около дома, на воротах, будет сделана дощечка «Хутор Дроздовского2». Земли я взял для себя 30 гектаров, а Куликов — 15 гектаров, итого 45 гектаров.

Жить здесь можно и даже очень хорошо, но нужно было бы иметь тысяч пять франков, а так как таковых нет, то мы оперимся только через годик. Дело обстоит очень плохо с сыном. Мне ручались, что его устроит Беляев на казенный счет, но это не удалось. Он сейчас, правда, учится, ибо застал последний триместр и учится бесплатно. Правительство выдает ему паек, какой полагается нам до декабря месяца. Живет он у одного русского, который тоже ничего не берет, но это — только сейчас, а на следующий год «темна вода в облацах». Здесь все продукты и материалы после нашего приезда поднялись в цене страшно, например, курица стоила 12, а сейчас 25. Кило луку — 7 песо, а сейчас — 13, и так все, а особенно дорого стоит мануфактура — приступить к ней невозможно, а посему я и осмеливаюсь тебя просить прислать мне старого тряпья. Не стесняйся и пришли мне именно тряпки: они нам будут служить бинтами, ведь в лесу то наколешь, то разрежешь руку, ногу, и я порвал все кальсоны и рубашки для этой цели. Опять-таки, ты смотри там, если пересылка будет недорого стоить.

Пиши и присылай по адресу:
Ambrozevich, Stanitza Belaieff; via Encarnacion, Paraguay.
Прости, что мало пишу — спешу, ибо письмо опустят в Аргентине, гор. Посадос.

2 Дроздовский Михаил Гордеевич (1881 — 1919) — офицер лейб-гвардии Волынского полка, полковник, начальник 14-й пехотной дивизии. В начале 1918г. сформировал отряд добровольцев на Румынском фронте (1-я отдельная бригада русских добровольцев), который соединился с Добровольческой армией, где Дроздовский получил должность начальника 3-й дивизии. С ноября 1918г. - генерал-майор.

Парагвай. Париж. 1934. 1 декабря.