На этом ролике представлены кинокадры Парагвайской жизни снятые в 20х-30х годах прошлого века!

Тайные операции в войне за Чако

Автор: Сергей Горбатых.

Северный Чако, огромная территория площадью более 500 тыс. квадратных километров, являющаяся частью Большого Чако, расположена к северу от реки Пилькомайо. Большая часть её  - это полупустыня, покрытая непроходимым кустарником. Только от  реки Парагвай уже начинается тропическая сельва. Летом здесь нет дождей. Солнечные лучи нагревают землю до шестидесяти градусов по Цельсию и превращают её в серую горячую пыль. Ядовитые змеи, пауки и полчища насекомых (разносчиков опасных болезней), а также незначительное количество колодцев и озёр с пресной водой создают невыносимые условия для жизни людей в этих краях. Да их здесь по существу и не было. Только небольшие группы аборигенов-кочевников и редкие укреплённые  пункты, расположенные на условной границе между Боливией и Парагваем. После зимних дождей Северный Чако на два месяца превращался в непроходимое болото. Редкие европейцы, побывавшие  здесь, называли эти места не иначе как «Зелёным адом».

В 1927 году геологи нефтяной компании США Standart Oil открыли месторождение нефти в западной части Северного Чако. Эта территория располагалась недалеко от предгорий Анд и принадлежала Боливии.  У экспертов появились обоснованные предположения, что нефтяное месторождение простиралось на восток Северного Чако,  в Парагвай. Но все права на разведку и разработку подземных ископаемых в этой стране имела англо-голландская корпорация  Royal Dutch Shell. Конфликт экономических интересов между этими двумя нефтяными компаниями и послужил причиной для самой кровопролитной войны в Южной Америке в двадцатом веке.

С  декабря 1928 года начались вооружённые столкновения между военными патрулями Парагвая и Боливии в Северном Чако.

Правительства этих двух самых бедных стран континента при посредничестве заинтересованных нефтяных компаний получили  на невыгодных для себя условиях огромные кредиты на закупку современного вооружения.

В последующие три года каждая из сторон старалась как можно дальше углубиться на территорию  противника и построить там вооружённые укрепления. Несмотря на то, что они имели громкие наименования «форт» или «фортин», на самом же деле являлись большими  хижинами, обнесёнными  высоким глинобитным забором.
В результате неожиданной,  хорошо спланированной  атаки 27-28 июля 1932 года боливийские вооружённые силы захватили парагвайские фортины Корралес, Бокерон, Толедо. Началась война. Армию Боливии возглавлял ветеран Первой мировой войны немецкий генерал Ханс Кундт. Ближайшими его помощниками также были выходцы из Германии.

Боливийские  воинские части  углублялись на территорию Парагвая, не встречая организованного сопротивления со стороны малочисленной армии этой страны. Казалось, исход  войны  уже был  решён в  самые первые дни со дня её начала. Но Президент Парагвая объявил всеобщую мобилизацию всех мужчин в возрасте от 18 до 50 лет. Также он обратился с просьбой о помощи к русским иммигрантам -белогвардейцам, которые и стали командовать сформированными  батальонами, полками и дивизиями национальной армии этой страны. Боливийское наступление было остановлено, а затем начались позиционные бои.

В конце 1928 года на площади Сан Франсиско в городе Ла Пасе, столице Боливии, открылся маленький магазинчик по продаже галстуков. Его хозяин, разбитной и весёлый  Луис, всегда встречал покупателей широкой улыбкой, свежим анекдотом или занимательной историей из своей жизни. Его клиентами были чиновники Парламента и различных министерств. После начала войны с Парагваем на площади Сан Франсиско проходили смотры воинских частей, отправляющихся на фронт в Северный Чако. Также здесь на парадах можно было видеть образцы самых современных танков, артиллерийских орудий, приобретённых в Европе и США.

С первых дней боевых действий среди высших офицеров боливийских вооружённых сил постоянно циркулировали слухи о несметном количестве парагвайских шпионов.

- Эти «пилас» (унизительное прозвище парагвайцев)  находятся повсюду. Они проникли даже в наш Генеральный штаб! Ведь как можно объяснить ряд серьёзных поражений на фронте? - в недоумении жаловались друг другу боливийские генералы и полковники.

Наконец-то, только в сентябре 1933 года, немецкий подполковник в отставке Карл Хемминг  (ветеран Первой мировой войны) по поручению своего соотечественника главнокомандующего вооруженных сил Ханса Кундта создал Секретную Службу Боливии. Первыми сотрудниками этой совершенно новой в этой стране спецслужбы стали два бывших кайзеровских офицера Вальтер Масс и Отто Берг.  

Из большого числа добровольцев было отобрано 48 человек, которые прошли специальную подготовку. Среди них были бывший мексиканский  католический священник и авантюрист Альфонсо Ивар, испанский иммигрант Альфредо Фернандес Сибаути, служащая Парламента Боливии двадцатилетняя красавица Роса Апонте Морено, пехотный офицер Гастон Веласко, эксперт по сейфам  Карлос Аккерман.

В начале 1934 года Секретная Служба Боливии получила информацию из Аргентины о том, что Парагвай открыл своё новое Консульство в этой стране. Расположение для этого нового дипломатического представительства было выбрано стратегическим:  в городе Ла Киака рядом с аргентино-боливийской границей. Оттуда можно было невооружённым глазом наблюдать за городом Вильясон, через который следовали воинские части, танковые колонны и конвои автомобильных цистерн с питьевой водой, направляющихся в Северный Чако.

- Как вы все знаете, Аргентина и Чили, несмотря на свои официальные заявления о соблюдении нейтралитета в этой войне, на самом деле тайно поддерживают Парагвай. Недавно открывшееся Консульство  в Ла Киаке в действительности является шпионским гнездом «пилас», - такими словами Карл Хемминг  начал инструктаж группы своих подчинённых, задействованных в первой операции боливийских спецслужб. В неё входили Роса Апонте Морено, Гастон Веласко, Карлос Аккерман и ещё две молодые   очаровательные дамы.  

Затем Карл Хемминг детально рассказал о роли каждого участника, способах их  связи с Центром. Для членов этой группы были разработаны легенды прикрытия и сфабрикованы соответствующие документы.

- Эта операция  будет носить оперативное наименование «Росита» по имени её руководителя  Росы Апонте Морено, - объявил  в заключение начальник Боливийской секретной службы.

Через неделю в аргентинском городе Ла Киака, недалеко от здания Консульства Парагвая, три красивые молодые женщины из Перу арендовали небольшой уютный домик. Консульские работники сразу  же обратили на них внимание. При каждом возможном случае  они отпускали им комплименты, восхищаясь красотой и молодостью юных дам. В ответ «перуанки» кокетливо улыбались и посылали дипломатическим сотрудникам воздушные поцелуи. Через несколько дней  они пригласили весь персонал Парагвайского Консульства  в свой  уютный домик на новоселье. В то время, пока шла вечеринка, в помещении  дипломатического представительства Парагвая  Карлос Аккерман и Гастон Веласко вскрыли сейф и изучили его содержимое. Среди многих важных документов они нашли списки тайных агентов парагвайской разведки. Среди них фигурировали граждане Боливии, Чили, Аргентины. Самым интересным оказалось то, что всем известный продавец галстуков на площади Сан Франсиско в Ла Пасе являлся капитаном парагвайских вооружённых сил  по фамилии Фрейтас.

Операция «Росита» завершилась полным успехом. Капитан Фрейтас вскоре был арестован и после допросов, сопровождавшихся пытками, расстрелян. На очереди стояла нейтрализация двух сотрудников Консульства Чили в Боливии, которые работали на парагвайскую разведку.

Новую операцию вновь возглавила Роса Апонте Морено. Она открыла престижный публичный дом  на площади Риосино в Ла Пасе, недалеко от Консульства Чили. Вскоре это заведение посетили чилийские дипломаты, связанные с парагвайской разведкой. Им настолько понравились «девочки», что они решили заказать их услуги к себе на дом на всю ночь. До самого утра дипломаты развлекались в квартире вице-консула с жрицами любви. Неожиданно в шесть утра послышались громкие звуки военного оркестра. Они приближались к их дому на углу улиц Мексика и Колумбия.
- Это что? - не понял вице-консул и побежал к окну.
Открыв жалюзи, он  свесил голову со второго этажа.

- Смотрите! Смотрите! - закричал  вице-консул с удивлением. - Парад с оркестром в такую рань?! Они что, с ума посходили?

В окно высунулся его коллега и голые жрицы любви. В это время снизу их фотографировали сотрудники боливийской секретной службы.

Сделанные фотографии в дальнейшем были использованы для  шантажа с последующей вербовкой этих двух чилийских дипломатов контрразведкой Боливии.

Роса Апонте Морено приняла участие ещё в нескольких специальных операциях  секретной службы. Она умерла в Ла Пасе в девяностых годах.

В 1931 году в Ла Пас приехал молодой человек, аргентинец по национальности, по фамилии Сетаро. Он очень быстро приобрёл себе знакомых в высших эшелонах власти Боливии. Ведь Сетаро был очень щедрым человеком. Он часто оплачивал счета своих приятелей, никогда не скупился на дорогие подарки.

- Мои родители в аргентинской провинции Тукуман владеют тысячами квадратных километров земли, - как бы невзначай, но с гордостью  старался подчеркнуть Сетаро при каждом удобном случае.

С началом военных действий против Парагвая Сетаро объявил о своём желании отправиться на фронт добровольцем.
- Боливия стала для меня второй родиной,  поэтому мой долг -  помочь ей в момент тяжких испытаний! - так высокопарно объяснил он это решение.

На фронт Сетаро никто не отправил, но он стал ординарцем подполковника Генерального штаба Германа Буша, будущего Президента Боливии. В сентябре 1933 года, узнав о создании Секретной службы, молодой человек использовал все свои связи, чтобы стать её сотрудником. Но ему в этом вежливо отказали. У многих знакомых Сетаро его поведение давно вызывало подозрение. После создания Секретной службы её сотрудники провели оперативную проверку всей имеющейся на Сетаро информации. Её итогом стало получение неопровержимых доказательств о том, что ординарец Германа Буша являлся агентом парагвайском разведки. Несмотря на это, Сетаро не был арестован, так как правительство Боливии не хотело осложнений и без того непростых дипломатических отношений с Аргентиной. Было решено «рекомендовать» ему немедленно покинуть страну.

В то утро Сетаро проснулся от сильных ударов в дверь дома, где он жил. Он накинул халат и посмотрел на часы.
- Ещё и шести нет! Кто это может быть?

Сетаро спустился вниз и открыл двери. Перед ним стояли три незнакомых мужчины в строгих гражданских костюмах.
- ССБ! - сразу догадался он. - Какой я всё-таки идиот! Знал, что за мной следят! Знал и не сбежал! Теперь за это придётся платить!
- Вы пришли меня арестовать? - вместо приветствия тихим от ужаса голосом спросил он.
- Нет. Тебе, ублюдок, крупно повезло. Слушай, чтобы не быть повешенным в столичной тюрьме, ты должен к вечеру исчезнуть из страны. В противном случае твой труп с перерезанным горлом найдут на улице Ла Паса. Полиция сразу же заявит, что это дело рук обыкновенных грабителей.
- Я... Я понял, - с  трудом произнёс Сетаро.

Через час он уже поднимался в вагон поезда, следующего до границы с Перу, в город Гуаки.
- Неважно куда, лишь бы скорее вырваться отсюда! - думал Сетаро.
К счастью, в купе он был один. Сетаро закрыл дверь на замок, присел на край дивана, прислушиваясь к каждому шороху в вагоне. Всё было тихо. За окном проплывал унылый пейзаж: голые скалистые горы, стада лам и редкие примитивные хижины крестьян. До Гуаки оставалось совсем немного, когда в дверь купе кто-то очень вежливо постучал.

- В чём дело? - с тревогой спросил Сетаро и посмотрел в замочную скважину.
В коридоре в длинной чёрной сутане  стоял католический священник.
- Входите, святой отец! - с облегчением вздохнул Сетаро, открывая дверь.
- Молись, Иуда! - негромко произнёс  вошедший священник, доставая из-за пояса своей сутаны револьвер.
Когда на грохот выстрелов прибежали люди, они увидели только труп молодого, хорошо одетого человека.
Акцию возмездия совершил  Альфонсо Ивар, сотрудник Секретной службы Боливии. Мексиканец, бывший католический священник, он ночами обходил рестораны и бары Ла Паса в поисках дезертиров и распространителей панических слухов. Зачастую, он на месте выносил и тут же исполнял приговор. Ходили слухи, что днём Альфонсо Ивар принимал участие в  религиозных службах в одном из католических храмов боливийской столицы. Среди своих коллег он пользовался славой человека, не знавшего страха. В конце 30-х годов Альфонсо Ивар был застрелен при невыясненных обстоятельствах.

В начале 1934 года Секретной службе Боливии удалось внедрить одного из своих сотрудников Альфредо Фернандеса Сибаути (оперативный псевдоним «Испанчик»), в Разведывательную службу Парагвая. Вскоре от него стала поступать ценная информация о вооружении противника  и численности воинских частей, сражавшихся в Северном Чако. Альфредо Сибаути  организовал  и  лично осуществил диверсионную акцию по взрыву канонерской лодки «Умайта» парагвайской речной флотилии. На основании данных, полученных от «Испанчика», была разоблачена шпионская сеть противника, активно работавшая в Ла Пасе. В конце 1934 года Альфредо Сибаути был разоблачён.  После жестоких пыток его поместили в госпиталь, где он был убит ударом ножа в грудь.

Несмотря на значительное преимущество в вооружении и успешных  операциях своей секретной службы, Боливия проиграла войну за Северный Чако. По её просьбе, в июле 1935 года был подписан акт о перемирии, больше похожий на акт о капитуляции. В ходе войны (по официальным данным) Боливия потеряла 60 000 убитыми. Парагвай - 30000. Зарубежные историки называют цифры в несколько раз больше. Все спорные территории в Северном Чако отошли Парагваю.

Экономические негативные последствия этой самой кровопролитной войны в Южной Америке в двадцатом веке ощущаются в этих странах по сегодняшний день.

А нефть, которая стала причиной этой бойни между двумя братскими  народами?   Её  в  Северном Чако так и не обнаружили.