На этом ролике представлены кинокадры Парагвайской жизни снятые в 20х-30х годах прошлого века!

ПЯТЕРО НА РИО ПАРАГВАЙ

Автор: Olega.

(Вторая русская экспедиция в Южную Америку)

Пятеро на Рио Парагвай – так называется книга написанная известным биологом Виталием Николаевичем Танасийчуком. О том как пятеро молодых людей, членов кружка при биологической лаборатории им. П.Ф.Лесгафта, зоологи и этнографы, отправились в практически неисследованные районы Южной Америки.

Имея очень ограниченные средства выделенные Зоологическим и Этнографическим музеями, лабораторией Лесгафта, а также дотации от меценатов: нефтепромышленника Нобеля и владельца Волжско-Камского пароходства Мешкова. Всего удалось собрать чуть более трех тысяч рублей. Молодые ученые рассчитывали что при очень строгой экономии этих средств должно было хватить на полгода жизни, проезд и собирание коллекций.

Но судьба распорядилась по иному, экспедиция началась 21 апреля 1914 года, а через три месяца началась война, и связь между Южной Америкой и Европой прервалась. Только через полтора года участники экспедиции смогли вернуться назад! И все это время практически без средств молодые люди не имеющие экспедиционного опыта собирали большие уникальные коллекции для музеев России, Аргентины и Бразилии.

Участники экспедиции:
Стрельников Иван Дмитриевич, зоолог, ассистент лаборатории Лесгафта, 27 лет;
Манизер Генрих Генрихович, этнограф и одновременно студент-филолог, 24 года;
Танасийчук Николай Парфеньтьевич, зоолог, студент университета, 23 года;
Фиельструп Федор Артурович, этнограф, студент университета, 24 года;
Гейман Сергей Вениаминович, этнограф, 26 лет.

Все они входили в кружок молодых биологов, который собирался по вечерам в Биологической лаборатории Петербурга, созданной на деньги пожертвованные одним из учеников Лесгафта – золотопромышленником Иннокентием Михайловичем Сибиряковым.

Русская научная студенческая экспедиция стала сенсацией в Аргентине, куда изначально прибыли участники. Почти все газеты того времени в Буенос-Айресе писали об этом событии – «русос эстудиантес».

Поначалу экпедиция поднялась по рекам Парана и Парагвай до Корумбы и работала на границе Парагвая и Бразилии. В Асуньоне они посетили русского эмигранта Рудольфа Александровича Риттера, редактора  журнала, владельца большой плантации и личного советника президента. У него они и жили во время визитов в столицу. Вот его слова о Парагвае:

«- Это очень занятная страна, друзья мои, и жить в ней легко и уютно. Климат прекрасен, люди веселы и дружелюбны, а к бесконечным переворотам надо относится спокойно, как к перемене погоды. Впрочем, специалисты нужны всем правительствам.»

В связи с различными направлениями исследований экспедиция разделилась и были обследованы различные уголки Парагвая, Бразилии, Боливии, Аргентины и Чили.

Ученые настолько были увлечены работой в экспедиции, что часто забывали о трудностях и опасностях. Как например Иван Стрельников, впервые увидев гигантскую кувшинку Викторию амазонскую, бросился по грудь в воду, распугав и пираний и кайманов, и исколов все руки об острые шипы добыл цветок для коллекции.

Работать приходилось и в горных лесах восточной Боливии где индейцы нападали и убивали пришельцев.  Причиной этому были жестокие убийства целых индейских семей поселенцами. В таких местах ученым приходилось дополнительно таскать в кармане во время работы браунинги.

В конце октября с Манизером и Фиельструпом произошла катастрофа на Рио Парагвай. Были потеряны все этнографические коллекции которые они собирали с огромным трудом три месяца. Начался сезон дождей и после ливней реку внезапно вспучило и лодка с коллекциями перевернулась. Часть уникальных материалов так и не удалось восстановить впоследствии, а позже многие индейские племена потеряли свою самобытность или исчезли. Утрата оказалась невосполнимой для науки.

«Но потеряно не только время – потрачено больше половины денег. Что делать дальше?
- Работать! – Порывистый и нетерпеливый Манизер настроен еще категоричнее, чем всегда. – Не надо думать о том, что мы потеряли. Надо доказать, что мы не мальчишки, поехавшие в Америку за приключениями. Мы не можем обмануть доверие всех, кто помогал нам, кто надеется на наш успех. Сейчас у нас множество возможностей для работы – мы приобрели опыт, знаем людей и места, и если вернемся к индейцам, то за месяц сделаем то, на что потратили три.»

Так же они сделали важное открытие: о забытой всеми экспедиции Г.И.Лангсдорфа в Бразилию, которая прошла в начале 19 го века и которую можно назвать первой русской экспедицией в Южную Америку.

Самые большие трудности выпали на долю зоологов.

Раны и нарывы от песчаных блох, живущие под кожей личинки оводов, которых в местных условиях нельзя извлечь без риска заражения крови и надо ждать пока выйдут сами, малярийная лихорадка, постоянные укусы мошек, боль от которых очень сильна, урожай клещей на коже доходил до 200 за сутки….

«Спичек нет, огонь добываем с помощью лупы…»

«Исцарапанные руки горят, колени и локти в синяках, но это еще ничего. Самое неприятное – паутина. Изящная золотистая паутина пауков Ньянду, на которой блестит роса. Издали это красиво, но вблизи… Липкая, тягучая, она обволакивает одежду, руки, лицо…»

«Нет, наши путешественники не голодают, но постоянно недоедают, их мучают гастрономические сны с петербургскими обедами, с пирогами, сырами, ветчиной…

Они устали от ночного холода и дневной жары, от болезней, грязи и кровососов, их угнетало сознание своей оборванной бедности. Казалось бы, они сделали все, что хотели, - собрали богатейшие зоологические и этнографические коллекции, променяли на индейскую утварь все, что только было возможно, вплоть до собственной одежды. Они могли бы со спокойной совестью возвратиться, они мечтают о возвращении – и все-таки остаются, надеясь увидеть, записать, собрать еще что-то новое, невиданное и несобранное.»

«Трудно было с одеждой, эта тема все время возникает в дневнике Николая. Он описывает свой костюм: грязный полотняный пиджак, брюки с громадными и многочисленными заплатами, изорванные до последней степени возможности сапоги – о других частях туалета лучше не говорить.» «Занялся туфлями – единственная моя теперешняя обувь. Они в таком же состоянии, как были сапоги после возвращения с барреро.» «Починяю брюки – верней, из двух драных пар делаю одну менее драную.»

«По колено в воде, кишащей жизнью, бродил я по лагунам в Сан-Доминго, с сачком в руке ловил водяных змей в Пуэрто-Сукре… Я совершал полные прелести прогулки в девственном лесу на берегах Альто Парана – и едва не умер от жажды в Мату Гроссу… Разве не это счастье – побывать в стольких краях, увидеть столько – и сидеть сейчас на берегу ручейка, в тени древовидных папоротников?»

Год спустя, в мае 1916 года Императорское Русское Географическое общество соберет заседание посвященное этой экспедиции.

Специалисты очень высоко оценили результаты экспедиции. В течении полутора лет, несмотря на крайне тяжелые материальные и бытовые условия были собраны уникальные материалы. Только в музей антропологии и этнографии и музей антропологии Московского Университета поступило около тысячи предметов собранных у индейцев. Многих из этих вещей не было ни в одном даже южноамериканском музее.

Зоологи привезли «16 ящиков коллекций (43 пуда) по зоологии, этнографии, ботанике. Крупный спиртовой материал в 13 металлических жестянках вместимостью в 50 литров и в 190 стеклянных банках; было приготовлено 180 птичьих шкурок, 20 млекопитающих. Коллекция насекомых – в 16 ящиках – не менее 15000 экземпляров».

Дальнейшая судьба участников экспедиции сложилась по разному, у некоторых трагически…

Г.Г. Манизер погиб от тифа на румынском фронте 21 июня 1917 года в двадцать восемь лет, успев на фронте закончить книгу об экспедиции Лангсдорфа.
Ф.А. Фиельструп был арестован в конце ноября 1933 года вместе с другими учеными. Прожил в тюрьме всего 10 дней….
И.Д.Стрельников прожил 93 года, занимался научной работой, был профессором Ленинградского сельскохозяйственного института.
Н.П. Танасийчук пережил арест в 1933 году по обвинению во вредительстве, лагеря и ссылку. В ссылке снова вернулся к работе по зоологии.
С.В. Гейман жил в США, потом во Франции, трижды приезжал в СССР.